Мемориальная доска Герою Советского Союза С.И.Здоровцеву

Место нахождения: улица Здоровцева, дом 23

Современная улица Здоровцева в Санкт-Петербурге когда-то называлась Старо-Ивановская. Имя свое она получила от  речки Ивановки, вдоль которой она протянулась. В 1964 году ее переименовали в улицу Добровольцев (нечетную сторону), а 6 июня 1975 года она получила имя одного из первых Героев Советского Союза в Великой Отечественной войне Степана Ивановича Здоровцева.  Тогда на доме №21 была установлена памятная доска с именем героя.

К 100-летию со дня его рождения на соседнем доме Муниципальный совет муниципального округа Константиновское  установил еще одну памятную доску.

Степан Иванович Здоровцев родился 24 декабря 1916 года в семье крестьянина- середняка на казацком хуторе Золоторёвском Семикаракорского района Ростовской области.

В станице Константиновской окончил тракторно-механическую школу. Семья переехала на постоянное местожительство в Астрахань.

Степан Иванович работал инструктором Нижневолжского комитета профсоюза речников и одновременно учился в Астраханском аэроклубе. Всегда у него была мечта - стать летчиком. Многие молодые люди того времени стремились быть на самых трудных рубежах, хотели защищать своё Отечество.

В 1940 году Степан Иванович окончил Сталинградское военное авиационное училище и был направлен служить в 158 истребительный авиационный полк Ленинградского военного округа.

Он участник Великой Отечественной войны с первого её дня. Авиационная часть, в которой он служил, дислоцировалась на аэродроме Кресты в районе города Пскова. Она прикрывала от ударов фашистской авиации города Псков, Остров и коммуникации подхода наших войск к линии фронта.

Фотография сделана в день присвоения

С.И. Здоровцеву звания Героя Советского Союза

 

Ранним утром 22 Июня 158-й истребительный авиационный полк 39-й истребительной авиационной дивизии был неожиданно поднят по тревоге. Лётчикам сообщили: война! Дежурное звено, получив команду охранять подступы к аэродрому, стремительно поднялось в воздух. Все эскадрильи были переведены в состояние боевой готовности. В беспрестанных полётах дежурных звеньев прошло несколько дней. Истребители должны были прикрывать с воздуха коммуникации отступающей армии, а также города Псков и Остров. Уже в первых своих боях Степан Здоровцев проявил и отвагу, и искусство.

Степан Здоровцев воевал на самолётах И-16, которые на момент июня 1941-го  года считались уже морально устаревшими. Тем не менее, в руках опытных пилотов это было грозное оружие.

Между тем обстановка на фронте осложнялась. Наши войска отходили за реку Западная Двина. Вражеские самолёты ещё не появлялись, но их следовало ожидать в любую минуту.

27 июня командир звена младший лейтенант С.И. Здоровцев должен был вылетать на патрулирование последним. К этому времени с командного пункта полка передали, что в направлении аэродрома летит вражеский самолёт. Взлетев по зелёной ракете, Степан набрал высоту. Вскоре он обнаружил фашистский бомбардировщик и атаковал его. Напрасно враг, отстреливаясь, пытался скрыться в облаках. Здоровцев настиг его, подошёл вплотную сверху и дал длинную очередь. Объятый пламенем вражеский самолёт камнем полетел к земле. Пикируя за ним, Степан увидел, как "Юнкерс" упал в лесу и взорвался. Это была первая победа Здоровцева.

А на следующий день он совершил таран... 28 июня 1941 года в 4 часа 30 минут утра в штаб 158-го истребительного авиаполка поступило сообщение, что бомбардировщики противника пытаются прорваться к аэродрому. Дежурное звено И-16 Лейтенанта В. П. Иозицы получило приказ на вылет. В районе города Острова на высоте 7000 метров наши лётчики вступили в бой с группой бомбардировщиков Ju-88, который закончился безрезультатно. При возвращении Здоровцев обнаружил ещё один Ju-88, который тоже возвращался с задания, и атаковал его. Немецкий самолёт начал резко маневрировать, его стрелки открыли огонь по истребителю. Первая атака Здоровцева не удалась. Он сделал маневр и зашёл "Юнкерсу" под фюзеляж. Однако и в этот раз вражеский пилот перехитрил его: Ju-88 вдруг задрал кверху нос, и на Здоровцева в упор глянуло дуло крупнокалиберного пулемёта. Огненная трасса пронеслась рядом с кабиной И-16. Лишь в третьей атаке Младший лейтенант прикончил стрелка-радиста, а в четвёртой добрался и до командира экипажа. Поймав в перекрестие прицельной сетки голову пилота, он нажал на гашетку. Но пулемёты молчали - кончился боезапас. А до "Юнкерса" было рукой подать. Ещё бы десяток патронов - и как бы он всадил их в голову врага ! Что делать? На глаза Здоровцеву попался хвостовой стабилизатор бомбардировщика, который мелко вибрировал под напором обтекавшего его воздуха. Здоровцев вспомнил о подвиге Харитонова и решил таранить его. Он увеличил обороты двигателя и стал приближаться к бомбардировщику. Он подвёл И-16 под самый хвост "Юнкерса", задрал нос своей машины и винтом ударил по рулю глубины. Сперва послышался металлический скрежет, потом истребитель сильно встряхнуло, и Здоровцев почувствовал, как какая - то сила отрывает его от сидения. Но привязные ремни удержали лётчика в кабине. И-16 на какое-то мгновение лишился управления и завалился на бок, однако пилот успел вовремя выровнять самолёт. Убедившись, что машина в исправности, Здоровцев огляделся. Ни впереди, ни выше бомбардировщика не было. Здоровцев глянул вниз. Переваливаясь с крыла на крыло, "Юнкерс" падал на землю. Ещё через несколько секунд рядом с ним вспыхнули два белых облачка. Это выбросились с парашютами немецкие лётчики, на земле они были взяты в плен нашими пехотинцами. И-16, несмотря на таран, продолжал слушаться рулей. Сбавив обороты двигателя и используя запас высоты, Здоровцев благополучно вернулся на свой аэродром.

Вот как рассказывал об этом поединке сам С. И. Здоровцев: "Когда вражеский самолёт пролетел около аэродрома, я поднялся в воздух. Мой самолёт быстро набрал высоту, и я погнался за "Юнкерсом". Экипаж фашистского стервятника заметил преследование и стал уходить вверх. Догоняя его, я удалился от своей базы на 100 километров. Одновременно я достиг высоты свыше 5000 метров. Стало трудно дышать. Пришлось включить кислород. На высоте 6000 метров я настиг гитлеровских молодчиков и вступил с ними в бой. Несколько раз я атаковал бомбардировщик, но он продолжал лететь. Сделал ещё один заход. Дал очередь. Хотел ещё раз стрельнуть, но пулемёты молчали. Оказалось, что вышли все патроны. Это было в тот момент, когда моя машина находилась в 80 - 100 метрах от хвоста вражеского бомбардировщика... Увеличиваю газ. Расстояние, отделяющее меня от врага, уменьшается. Вот уже осталось два, один метр до хвостового оперения самолёта противника, но преодолеть их не могу. Делаю последнее усилие регулятором оборотов, увеличиваю шаг винта. И вот пропеллер моего "ястребка" уже под хвостом "Юнкерса". Начинаю легонько задирать хвост истребителя. Мой самолёт ударил винтом по хвосту "Юнкерса" и срезал его рули поворота. Вторым приёмом я отрубил у врага рули глубины. Бомбардировщик потерял управление и камнем полетел вниз. Два немецких летчика выбросились с парашютами. Они были захвачены в плен нашими наземными войсками. Сбив противника, я почувствовал, что мой истребитель сильно вздрагивает. "Повреждён винт", - подумал я и остановил обороты. Пользуясь запасом большой высоты, я начал планировать в сторону аэродрома. Так пролетел свыше 80 километров и благополучно прибыл на свою базу..."

Таран Здоровцева оказался 2-м в истории 158-го истребительного полка. Накануне, 27 июня, первый таран совершил младший лейтенант Пётр Харитонов, а 29 июня - младший лейтенант Михаил Жуков. Они, так же как и Здоровцев, уничтожили этим способом фашистские бомбардировщики Ju-88.

Главный маршал авиации А. А. Новиков, командовавший в то время ВВС Северного фронта, в своих воспоминаниях пишет:

«Подвиги ленинградских летчиков показали, что даже наша фактически еще необстрелянная молодежь не только не дрогнула перед опытным противником, но в первые же дни войны начала бить его. Это означало, что моральный фактор был и остался нашим верным союзником.

Через день или два после таранных ударов Здоровцева и Жукова я докладывал командующему войсками Северного фронта М. М. Попову и А. А. Жданову о трех героях-однополчанах и предложил представить их к званию Героя Советского Союза.

В тот же день, только несколько позже, Жданов при мне позвонил в Москву и доложил И. В. Сталину о героях-ленинградцах. Сталин поддержал наше представление о награждении отличившихся лётчиков. Никаких документов об этом в архивах не сохранилось, их просто не было. Разговор Жданова со Сталиным да телеграмма в Ставку заменили обычные наградные листы».

8 июля 1941 г. появился Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении П. Т. Харитонову, С. И. Здоровцеву и М. П. Жукову звания Героя Советского Союза. Так первыми из лётчиков, получивших в Великую Отечественную войну это высшее боевое отличие, стали ленинградцы.

И сколько ещё себя в схватках лихих

Покажут советские люди!

Мы многих прославим, но этих троих

Уже никогда не забудем, -

 

так написал Александр Твардовский об этих пионерах таранного воздушного удара.

9 июля на торжественном построении младшему лейтенанту Здоровцеву объявили о присвоении звания. После построения он вылетел на разведку недавно оставленного аэродрома. В его задание входила только разведка, но, оказавшись над знакомым аэродромом, лётчик не смог сдержаться и нанёс по стоявшим на стоянках немецким самолётам штурмовой удар. Взлетевшие немецкие истребители догнали его и навязали бой. Силы оказались слишком неравными и лётчик погиб.

За 18 дней войны Степан Иванович Здоровцев сделал 120 вылетов, из них 20 - боевых. Сбил 5 самолётов противника.

Ему было всего двадцать пять лет, но свой долг перед Родиной он выполнил до конца!

В своём последнем письме жене он писал: "История моей фронтовой биографии - несколько коротких дней войны - уже довольно велика, но писать обо всём, что произошло, не имею ни одной свободной минуты. Даже сплю на ходу, и то максимум один час в сутки. Идут ожесточённые бои, в которых мы, авиаторы, играем большую роль. Мне довелось отправить на тот свет 3 вражеских самолёта. Вот и всё. Сам жив здоров. Пока невредим. Остальное сама скоро узнаешь. Живи спокойно, моя родная. Твой Степан".

В документах о безвозвратных потерях значится, что младший лейтенант Здоровцев 13 июля 1941 года не вернулся с боевого задания.

С.И. Здоровцев навечно зачислен в списки личного состава воинской части 3ВЭ в.ч. 55745 Ленинграда приказом Мин. Обороны СССР № 121 от 30 апреля 1965 года.

© 2020 Сергей Блинов